February 25th, 2018

Расчет 3.

Расчет 3

Расчет 3.

Разглядывая в прицел мощной снайперской винтовки с глушителем ее лицо, он словно делает несколько шагов вместе с ней, понимая, что нечто в жизни прошло мимо, затем меняет в наушниках полицейскую частоту на режим шумоподавления и двигается с ней дальше. В тишине. Словно это прогулка, но совсем короткая. В облаке слов не может разыскать подходящее, но вскоре находит – «свидание» и аккуратно убирает винтовку. Девушка замечает промелькнувшую красную точку целеуказателя и закрывающееся окно на верхних этажах. Его часы показывают меньше минуты до смерти, он слышит, как она распахивает дверь, чтобы забрать его. Глядя ей в лицо, он говорит, что ему нужно несколько дополнительных часов, и она знает где его найти.

Когда-то он обратил внимание на дорожный указатель с надписью «Смерть» и стрелкой, совпадающей с его направлением, затем стал замечать убитых им среди прохожих на улицах, позже появились простреленные, истекающие кровью мишени в тире и приходящие в ночи во время непрекращающейся бессонницы сообщения, состоящие из цифр – количества оставшихся дней. Но он спокоен, так как уверен, что в этой жизни и так мертв и каждый раз после закрытия заказа медленно выпивает из стальной термокружки дрянной растворимый кофе из пакетика.

Несколько лет назад, расстреливая и разрезая всех гостей на вечеринке в одном из пентхаусов, он почувствовал движение позади и обернулся. Черная густая ночь, отражающаяся в бассейне с плавающими трупами в смокингах и вечерних платьях, дымящиеся гильзы, липкие лужи крови, витающие пары алкоголя и пороха, продолжающая играть музыка. Нечеловеческое ледяное дуновение поэтому он не достает пистолет, а медленно оборачивается и видит ее в первый раз, платье в пол, облегающее сочную стройную фигуру, вуаль и длинные волосы костяного цвета. Он достает из кармана пиджака молочную ириску и предлагает ей. Она прибавляет громкость, берет лежащие рядом забрызганные кровью маракасы и начинает танцевать, он присоединяется. Ее лицо едва просвечивается сквозь обтягивающую темную вуаль.  После этого он всегда оставляет конфетку, тщательно выбираемую накануне. Обычно они пересекаются сразу после завершения его работы.

Ночные перемещения по городу с винтовкой и другими элементами арсенала заканчиваются, уничтожив заказчика девушки, увиденной в прицеле, его посредников и всю свиту, он приезжает в условленное место. Сняв бронежилет с рубашки с накрахмаленным воротником и пятнами крови, он вытаскивает из себя пули и выбрасывает их в стальную кружку, прижигая прикуривателем оставшиеся раны. Затем выходит из машины, собирает немного снега и смешав его с содержимым неизменного пакетика, ставит кружку на работающий двигатель, потом берет ее и доходит до лавки, садится и пьет последний черный кофе с привкусом собственной крови.

Теряя силы, он разваливается на скамейке около любимой огромной рекламной поверхности на которой истекает его время и слышит приближающийся автомобиль. Facel Vega Typhoon холодного, но при этом слепящего белого цвета. Блестящий хром на машине контрастирует с ее глухими черными стеклами, сдвоенными вертикальными фарами, проливающими беспросветную тьму и габаритами, излучающими мрак. Пассажирская дверь открываются, из нее выходит и девушка, которой он подарил жизнь, она садится рядом с ним. Его руки уже не двигаются, она берет кружку сама и медленно делает пару глотков. Они смотрят на гигантские последние секунды на билборде, словно они вдвоем в кино. Только фильм слишком короткий и едва начавшись, заканчивается. На подсвеченной поверхности появляются нули. Непроницаемое черное водительское стекло медленно опускается, являя блестящую обертку шоколада в нежной утонченной кисти в черной водительской перчатке с прорезями, другая перчатка снимает вуаль.