ketsalkoatlev (ketsalkoatlev) wrote,
ketsalkoatlev
ketsalkoatlev

Мозги 2.
Мозги 2
Пара горящих переворачивающихся топливозаправщиков позади, пролетающие значки разметки, огни летного поля. Мощная низкая аэродромная пожарная машина, мигающая и ревущая как крутая вечеринка рейверов, несется по одной из взлетных-посадочных полос, разбивая вдребезги все оборудование аэропорта попадающиеся на пути. За ней высекает миллионы искр жестко прицепленный нами, лежащий на брюхе пассажирский самолет средних размеров, неудачно приземлившийся несколько минут назад. Никто ничего не понимает кроме администрации аэропорта, команд сидящих в других пожарных грузовиках и ребят из спецслужб в броневиках, мчащимся нам наперерез и блокирующих по периметру все выезды.
У нашей низколетящей восьмиколесной тачки есть небольшой секрет: часть напорных рукавов предназначены для вкручивания в голову и мгновенный откачки мозгов в специальный резервуар в недрах автомобиля. Обычно каждое крушение воздушного судна сопровождается неплохим уловом хотя бы в пару-тройку килограмм мозгов, которые мы успеваем вытащить у добитых нами ранее пассажиров. Главное - успеть до взрыва и приезда медицинских бригад, персонал которых в отличие от нас интересуются и другими сочными фрагментами тел.

Сейчас добыча куда крупнее и все усугубляется тем, что мы живем без деликатеса уже несколько месяцев, впрочем, как и другие сотрудники, включая гурманов из силовых подразделений. Башню сносит у всех. Раньше это был самый безопасный аэропорт в мире, однако несколько лет назад все изменилось: директор мутит с авиадиспетчерами в результате чего нам перепадают вкусности из небольших частных джетов и чартеров. Медики, разделяющие наши взгляды на высокую кухню, списывают все крушения на усталость пилотов. Но в этот раз жадность взяла верх: гастрономический союз лопнул и каждый бьется за свою порцию сам. Бате через несколько лет на пенсию, и я не могу лажануться: мы должны достойно отметить его завершение карьеры.

Вопреки расчетам спецслужб мы пробиваем ограждение и уходим на шоссе, сшибая остатками крыльев встречные мачты освещения. Полиция успевает заблокировать дорогу в обе стороны, поэтому мы одни, но пока только на дороге. Батя на ходу вылезает из кабины и по жесткой сцепке проползает в салон самолета, чтобы уничтожить пожарных, приехавших секундами раньше нас. На его спине лом и штурмовой топор. Батя как викинг, меня переполняет чувство гордости.

Нас догоняют. Из-за нашего увесистого прицепа, искрящего как бенгальский огонь, мы заметно уступаем в скорости. Однако никто не стреляет, наоборот: конкуренты на ходу заливают пеной начинающийся загораться лайнер. Все бояться потерять лакомство. Несколько полицейских тачек успевают поравняться со мной, я начинаю биться с ними, как и мой батя с коллегами внутри пассажирского отсека.

У меня начинают сдавать нервы, начинаю ссать и паниковать, что ничего не выйдет. Наверняка впереди готовится засада, но я вижу батю, забирающегося обратно в кабину. Весь измазанный кровью и пеной, превратившийся из викинга в деда мороза, он говорит, что откачал не меньше десяти килограмм, оптимизм вновь достигает отметки 100%. Когда зарево от мигалок и фар преследующей нас массы техники увеличивается до необъятных размеров мы отцепляем и скидываем самолет назад. Взрывом, раздающимся через доли секунды нашу машину, как после мощного пинка, разворачивая, уносит вперед. Я и батя не понимаем, что делать дальше. Тормозить и бежать в лес с кастрюлей, наполненной мозгами, явно не вариант. Мы в напряжении.

Решение появляется неожиданно. В рации, ставящей на паузу играющий у нас на повторе трек «Kudzu – Some Cops» раздается голос управляющей аэропорта и по совместительству нашего шеф-повара. Она говорит, что, во-первых, смогла спиздить военный вертолет, а во-вторых все мозги нам не сожрать, поэтому нам нужно взять ее в долю. Умная и расчетливая. И также круто готовит. Мы почти согласны. Склоняя нас к своему плану, она намекает на рецепт, который придумала для нашего будущего гала-ужина и добавляет, что на ее борту нас ждет свежая зелень и приправы. Заблокировав руль и педаль газа, мы забираемся на крышу и карабкаемся к ней по выброшенной лестнице. Впереди видны огни ожидающего нас барьера из десятков полицейских автомобилей перегородивших дорогу.

Но это уже не наша проблема, в сопровождении появившихся вертолетов с телевидением мы разворачиваемся и меняем курс. На наших лицах улыбки от того, что наш ужин увидят в прямом эфире десятки миллионов человек, а некоторые из них обязательно решат сразу распробовать наше любимое блюдо и примутся за соседей.
Subscribe

  • Расчет 3.

    Расчет 3. Разглядывая в прицел мощной снайперской винтовки с глушителем ее лицо, он словно делает несколько шагов вместе с ней, понимая, что…

  • Прошлое.

    Прошлое. Ночь. Пустое многополосное шоссе. Сотни пролетающих огней, сливающихся в линии на стальных мачтах освещения. Разделительные полосы.…

  • Глинобит.

    Глинобит. Вспышки молний вдалеке, влажный воздух, садящееся солнце, подсвечивающее замершие в небе облака, я распаковываю свой стафф. Микшерный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments