ketsalkoatlev (ketsalkoatlev) wrote,
ketsalkoatlev
ketsalkoatlev

Человек-снегирь.

Человек-снегирь
Человек-снегирь.

Джокер. Двигающееся пространство флуоресцентного фиолетового цвета с изменяющимися оттенками от сиреневого до розового. Каждая точка пространства наполнена объемным пульсирующим всепроникающим звуком. Нижний уровень этой территории, разлинованной сеткой мелких ромбов, занят миллионами ритмично двигающихся абсолютно прозрачных, сливающихся с пространством людей. На плече у каждого цифра и масть, на месте одинаковых лиц - сочетания из нескольких огромных пикселей, меняющиеся в простых последовательностях. У некоторых вместо цифр буквы: короли, дамы, валеты, королевы. В отличие от остальных их лица немного отличаются за счет большего количества мелких пикселей. Над этой циркулирующей массой людей достаточно часто проносится тень от исполинских размеров раскачивающейся неваляшки, уходящей к пределам этого пространства. Корпус неваляшки состоит из мощных, хаотично включающихся и резко мерцающих источников света, просвечивающих насквозь каждого на этом безграничном танцполе. Внутри неваляшки кабинет со столом, телефоном, настольной медной лампой с зеленым абажуром и зеленым кожаным диваном, на котором сидит, закинув ногу на ногу, джокер.
Человек-снегирь. Под светом лампы джокера на столе около черного лакированного дискового телефона стоит непрозрачный маленький человек с красными щеками, одетый в красную куртку, из-под которой выглядывают кончики крыльев. Это вне правил данного пространства, и они оба понимают это. Джокер вытягивает указательный палец, удлиняющийся и замирающий около телефонного диска из 5 кружочков, в которых вместо цифр значки мастей карт, кроме пятого – пустого. Палец ныряет туда, извивается и поворачивает диск до ограничителя, а затем молниеносно сокращается до прежних размеров. Диск медленно с характерным потрескивающим звуком возвращается на место, пятый пустой кружок увеличивается в размерах до самого телефона и превращается в туннель, в котором скрывается человек-снегирь. Телефон принимает прежний вид, около него остается лежать маленькая красная куртка.

Дама несуществующей масти. Она идет по туннелю навстречу человеку-снегирю, ее длинные волосы слегка прикрывают глаза, она приподнимает руку в которой появляется блестящий микрофон 50х годов и начинает петь. Где-то в туннеле включаются прожектора, создающие видимость концерта. После первых вкрадчивых слов ее песни безликие изогнутые серые стены начинают приобретать оттенки сиреневых, фиолетовых и малиновых цветов, вскоре превращающихся в сеть из мелких ромбов, опадающих и стелющихся за ней. Она - сумма всех дам, запечатленных в памяти человека-снегиря: мимолетные случайные встречи, героини из фильмов или обложек журналов, улыбки и заинтересованные взгляды, пойманные на улицах. Ее лица плавно меняются: некоторые ему хочется задержать хотя бы на пару секунд. Изменившиеся стены туннеля теряют свою форму в такт ее неторопливой песни: ромбы с плавными очертаниями проявляются везде, вспыхивают словно световые приборы разной мощности, усиливая эффект концертного зала. Ее голос проникает в человека-снегиря заполняя пустоту, накопившуюся в его жизни. Песня заканчивается, в абсолютной тишине она словно проекция, но он знает, что это не так и получает от нее воздушный поцелуй, теплое прикосновение которого остается на его губах.

Человек. Выйдя из туннеля в город, он заходит в обшарпанную забегаловку, замечая в ней деда в кривых сломанных очках с одной дужкой, сидящего за столом с чашкой с засохшим пакетиком чая на дне и раскрытой шахматной доской.
– Садись, сыграем.                                                                                                                                                    
– Я не умею играть в шахматы.                                                                                                                                
– Это не шахматы.                                                                                                                                                        
Он садится напротив деда, квадраты шахматной доски трансформируются в ромбы, по которым вместо черно-белых фигур начинают суетливо двигаться одинаковые люди, среди которых фигурка снегиря. Играя продолжительное время, ему удается вывести снегиря за пределы доски, и он ставит его на стол. Птица оживает, крутит головкой в разные стороны и улетает. Дед складывает доску и уходит, оставляя человека одного.

Снегирь. Ночь, дама несуществующей масти сидит на качелях среди деревьев и уличных фонарей в стиле XIX века. Ее вечернее длинное платье фиолетово-сиреневых оттенков резко контрастирует с пустым парком, засыпанным снегом. На одном дереве сидит снегирь, внимательно смотрящий на нее. Ее платье начинает менять цвет на красный, привлекая снегиря с шеей и боками такого же цвета, он подлетает ближе и садится к ней. Из плавно появившегося на коленях раскрытого ридикюля дама достает ягоды и кормит ими птицу с ладони.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments